Четверг, 29 сентября

За гранью Мира. Часть 2.

Потрескивание веток в костре умиротворяло. Вадим насадил на гладкий прут ощипанную и выпотрошенную тушку не очень везучей представительницы сообщества местных пернатых, и, пристроив импровизированный вертел над огнём, блаженно растянулся на траве. Сколько он прошагал сегодня? Километров тридцать? Может, и все тридцать пять. Вадим шёл четвёртый день и ещё ни разу не натолкнулся на какие-либо признаки цивилизации. Дикая природа… хотя местность по всем законам должна была быть населённой. Ведь это не джунгли какие-то, не глухая тайга, а приятная и удобная для проживания человека равнина с островками лесной растительности. Однако Крашин не пересёк ни одной дороги, не увидел ни одного столба. В небе над головой не пролетали воздушные аппараты, а радиоприёмник, встроенный в КПК Вадима, фиксировал только шумы. Впрочем, насчёт радио утверждать что-либо конкретное было, пожалуй, рановато. Вполне возможно местные использовали совершенно другой диапазон.
Припасы, прихваченные с Земли, закончились, однако он приспособился добывать себе пропитание охотой. Благо, местность, схожая со средней полосой России, изобиловала всякой живностью. Вадим обычно старался подстрелить какую-нибудь птицу, благо, здесь их водилось много. Разнообразные по размеру и оперению, они представляли лёгкую добычу и к тому же были очень недурны на вкус. Кроме птиц попадались небольшие зверушки, Вадим поклялся бы, что выглядели они как самые обыкновенные кролики или зайцы. Впрочем, он мог и ошибаться, поскольку биология никогда не входила в круг его увлечений. В общем, природа неизвестного мира снабжала Крашина едой не скупясь. Немного тревожила мысль о том, что он будет делать, когда закончатся патроны, но к тому времени он всё-таки рассчитывал встретить людей. Хуже дело обстояло с хищниками. Несколько раз Крашин натыкался на тварей, напоминавших крупных лисиц или волков. И хотя они предпочитали всегда обходить Вадима стороной, сам факт существования такой опасности заставлял его держаться настороже.
Потыкав ножом жаркое, и определив степень его готовности, как «достаточную», Вадим снял ужин с огня. Он уже собирался откусить сочный кусок печёного мяса, как что-то невидимое толкнуло его в грудь. Руки Вадима сразу же безвольно повисли, самодельный вертел с жареной куропаткой упал на траву. Тело Крашина потеряло подвижность.
Подъехавших оказалось трое. Они окружили Вадима полукольцом и, гарцуя на небольших лошадках, в упор рассматривали его. В ответ Крашин, решив, что и ему стесняться, особого резона нет, занялся тем же. Аборигены, несомненно, принадлежали к какой-то разновидности гомо сапиенс. Хотя при более пристальном рассмотрении, становились заметными некоторые отличия от землян, это были, в общем-то, самые обыкновенные люди. Небольшого роста – около метра пятидесяти, как определил навскидку Вадим, с молочно белой кожей, чёрными, коротко подстриженными волосами и прижатыми к черепу маленькими ушками. Одеты все трое были одинаково – в тёмные, хорошо сидящие костюмы, скрывавшие всё, что находилось ниже шеи. Однако это не помешало Вадиму понять, что один из наездников – женщина.
Наконец, молчание всадникам наскучило. Мужчина в центре, который на вид был значительно старше остальных, произнёс несколько слов, обращаясь к Вадиму. Язык оказался Крашину абсолютно непонятен, никакого намёка на знакомые диалекты, но, судя по всему, у него спрашивали, кто он и откуда. Или что-то в этом роде. Ну что еще можно спросить у человека в подобной ситуации? Вадим попробовал поворочать языком. Далось это ему без особых усилий, видимо странный паралич не распространялся на этот жизненно важный орган. Тогда он, чётко выговаривая слова, произнёс:
– Крашин, Вадим.
Немного помолчав, добавил:
– Из России, с Земли. Не знаю, куда попал.
Человек на лошади снова что-то сказал.
– Не понимаю, друг, извини, – Крашин постарался придать лицу недоуменное выражение.
У него это получилось – выше шеи всё работало, на удивление, отлично.
В разговор вмешалась женщина. Её голос оказался нежнее, а интонации гораздо певучее, но потом Крашин понял, что она просто перешла на другой язык.
– Нет, милая, вряд ли это поможет, – он покачал головой.
Женщина повернулась к своим спутникам и произнесла очень длинную фразу. Ей ответил молодой мужчина, располагавшийся с другого фланга их верхового трио. Ответ прозвучал резко и коротко. Тогда женщина, буквально, защебетала, громко и рассерженно. Крашин догадался, что она недовольна ответом своего спутника. Человек в центре, тот, что первым заговорил с Вадимом, поднял руку и издал короткий звук, похожий на резкий выдох. Затем добавил ещё несколько слов. Женщина улыбнулась, кивнула и достала из кармана на бедре какую-то чёрную палочку. «Надо же! – удивился Крашин, увидев, как она, поднеся этот предмет ко рту, заговорила в него. – Мобильный телефон!»
Однако по-настоящему сильное потрясение он испытал, когда через пару минут сверху бесшумно опустился большой летательный аппарат в виде эллипсоида, без крыльев, несущих винтов и реактивных сопел. «Ни фига себе! Неужели антигравитация?» Если до этого, у Вадима Крашина ещё оставались малюсенькие сомнения в том, что он совершил «прыжок», то теперь они исчезли окончательно.

Прочитайте также  За гранью Мира. Часть 6.

Крашин усадили в кресло, похожее на зубоврачебное. Его с трудом отрегулировали под рост Вадима – людей с такими габаритами в этом мире, по-видимому, просто не было. То, что над ним собирались провести какой-то эксперимент, Крашин не сомневался. Оставалось надеяться, что у местных жителей не было в отношении него злых намерений. Впрочем, предположение, что таким образом аборигены собираются умертвить, непонятно откуда взявшегося пришельца, он, усмехнувшись про себя, отбросил. Первооткрыватель в душе, Крашин не мог и подумать, что мыслящие существа уничтожат его, добровольно отказавшись от возможности познать нечто новое и неизвестное.
Когда с регулировкой сидения было покончено, женщина – не та с которой Вадим прилетел сюда, а другая, выглядевшая гораздо старше, её он увидел уже здесь, подошла к приборной панели, что располагалась справа от кресла. Женщина, глядя на Вадима, спокойно произнесла какое-то слово, Крашин сразу понял, что это означало «не бойтесь», или «расслабьтесь». Потом она легко коснулась панели пальцами, поочередно в нескольких местах, и в голове у Крашина сразу зашумело. «Надо же! Опять» – только и успел подумать Вадим, прежде чем погрузиться во тьму…
Он летел сквозь туннель, заполненный беспросветным мраком. Полёт его продолжался ужасно долго. Казалось, он будет длиться вечность, и Вадим больше никогда не увидит света. Но вот в глубине туннеля загорелась звёздочка… а потом ещё одна, и ещё… и вскоре весь туннель был заполнен звёздами. И Крашин понял, что это те самые звёзды, которые он рассматривал, стоя на балконе в ночь перед экспериментом. Только сейчас эти звёзды были живыми. И они разговаривали с ним. Но Вадим не понимал их, потому что не знал языка, на котором они обращались к нему. И вдруг, одна звёздочка произнесла по-русски: «Здравствуй!» Тогда все остальные звёзды тоже стали говорить: «Здравствуй, здравствуй!». И он ответил им: «Здравствуйте, звёзды!», и все звёзды заговорили с ним, и он понимал их…
Открыв глаза, Крашин увидел, что лежит в постели. В помещении было достаточно светло, к тому же больным или усталым он себя не чувствовал, поэтому Вадим решил, что продолжать и дальше трамбовать подушку и матрас не имеет никакого смысла. Откинув лёгкое покрывало, он опустил на пол босые ступни и поднялся с кровати.
Комнату, в которой он находился, вряд ли можно было назвать слишком просторной. Впрочем, интерьер радовал глаз. Светлые стены, квадратное окно с дымчатым стеклом, две двери, и большое зеркало между ними. Из мебели – только кровать. Вадим подошёл к зеркалу и внимательно осмотрел себя. Оказалось, что его переодели в одежду из светлой, приятной на ощупь ткани – свободные брюки и короткую безрукавку.
Внезапно одна из дверей распахнулась. В комнату вошла женщина, та самая, что вместе со своими спутниками нашла Крашина. Сейчас она была в оранжевом костюме, несколько более открытом у шеи, и с короткими рукавами.
– Здравствуйте, Вадим, – женщина улыбнулась.
У Крашин отвалилась челюсть.
– Вы уже говорите по-русски?
– Да, мы смогли найти одну из сохранившихся лингвистических машин. Скажите, вам снились сны?
Крашин вспомнил свой полёт сквозь туннель со звёздами.
– Да, я что-то вспоминаю…
– Таким образом, мы и выучили ваш язык. Извините, я ещё не представилась – меня зовут Рамьел.
По-русски она говорила без какого-либо акцента, но своё имя произнесла с особым выговором. Крашин не был уверен, что сможет повторить его правильно.
– Переоденьтесь, пожалуйста, одежда, которая сейчас на вас, предназначена для сна, – Рамьел показала рукой в сторону второй двери в комнате.
Вадим открыл дверь и обнаружил за ней самые обыкновенные душ, туалет и небольшую нишу, в которой лежала аккуратно свернутая одежда тёмно-синего цвета, и стояли лёгкие белые туфли.
– А где мой собственный костюм? – Крашин прикрыл дверь, но оставил небольшую щель, чтобы лучше слышать собеседницу.
– В нём бы вы выглядели нелепо, – донеслось из-за двери.
– Ясно. Вы не возражаете, если я приму душ? – спросил Вадим, но не потому, что почувствовал острую необходимость помыться, а для того, чтобы иметь больше времени на размышление.
– Как вам будет угодно.
Крашин снял пижаму и шагнул в кабину. Механизм подачи воды был совершенно не похож на земной, но Вадим быстро в нём разобрался.
Освежившись и переодевшись, Он вернулся к Рамьел.
– Я готов!
– Тогда, мы идём завтракать.

Завтрак оказался великолепным. Только усевшись за стол, Вадим понял, насколько проголодался. Быстро прикинув в уме, он решил, что с момента, когда его «повязали», прошло не менее суток, не мудрено, что ему очень хотелось есть. Правда, сначала Крашин отнёсся к незнакомой пище несколько настороженно, но, попробовав то, что ему предложили, отдал новым блюдам должное по полной программе.
Приканчивая последнюю порцию, Вадим краем глаза уловил взгляд Рамьел. Отодвинув тарелку, он, улыбнувшись, посмотрел на женщину.
– Я очень много ем? – не переставая улыбаться, спросил Крашин.
– Но это естественно. Вы такой… такой большой! – в глазах Рамьел промелькнуло нечто похожее на восхищение. Вадим, который был сантиметров на тридцать выше самого высокого, виденного им, представителя аборигенов, пожал плечами:
– У меня дома мой рост считается средним.
– Для нас вы просто гигант. Расскажите мне о своей родине. Расскажите, откуда вы пришли и как оказались на нашей планете. Мои соотечественники горят нетерпением услышать вашу историю, – Рамьел что-то сделала с небольшим чёрным параллелепипедом, висевшим на тоненькой цепочке у неё на шее. Стол с пустыми тарелками опустился вниз, а через секунду его место занял маленький столик, на котором стояла небольшая ваза с какими-то незнакомыми Вадиму цветами, очень красивыми.
– Даже не знаю смогу ли я всё объяснить вам как следует. Моя история может показаться слишком неправдоподобной, – Вадим внимательно посмотрел на Рамьел.
Женщина выдержала этот взгляд.
– И всё же попробуйте, – сказала она. – А я помогу вам начать. Вы ведь из космоса? Вы прилетели с другой планеты?
Крашин ответил не сразу. Что он знает о людях, приютивших его? Стоит ли ему быть с аборигенами откровенным? Не навлечёт ли он на себя беду, открывшись им? С другой стороны, разве у него есть выбор? Он один, далеко от дома, и эта даль измеряется даже не расстоянием… Пожалуй, ему ничего не остаётся, как попытаться довериться обитателям этого мира. В сложившейся ситуации, Вадим мог рассчитывать только на их помощь. А они точно могли ему помочь. Судя по тому, что Крашин видел вокруг себя, здешняя цивилизация обладала нужными технологиями.
– Нет, это не совсем верно, – медленно произнёс Вадим. – Если уж быть точным, то это совсем не верно. Я, попал к вам из… – Крашин запнулся. Какой термин ему применить, чтобы не слишком отклониться от истины? Ранее такой проблемы не стояло перед Вадимом, он ни с кем не обсуждал свою работу, а для него самого определений, позаимствованных отцом у Баграновича, было вполне достаточно…
Крашин искоса посмотрел на свою собеседницу. В глазах женщины читалось ожидание.
– Я переместился сюда из другого слоя четырёхмерной Вселенной, иными словами из мира, расположенного за пределами вашего пространства. «Слой» – это всего лишь рабочий термин, но другого у меня пока нет. Моё путешествие же, правильнее называть не полётом, а переходом. Или, как я его сам называю – прыжком.
Рамьел задумалась. Она наморщила свой лобик и от этого вдруг показалась Крашину очень милой. «А эта маленькая женщина, в сущности, очень красива» – Вадим с некоторым удивлением понял, что Рамьел нравиться ему. Чтобы помочь ей, Крашин начал объяснять:
– Моя теория представляет любой Мир, как совокупность отдельных «слоёв», каждый из которых тоже является целым Миром, правда более низкого порядка… – Крашин с помощью рук попытался изобразить описанную им картину.
Рамьел кивнула:
– Я поняла. Вы говорите о независимо существующих континуумах. Согласно нашим представлениям, Вселенная состоит из бесконечного множества субвселенных или параллельных миров.
Крашин энергично закивал головой:
– Да, да! Параллельные миры! Именно. Такое определение существует и у нас, но я считаю более верным свой термин – «слой».
Рамьел недоверчиво посмотрела на Вадима.
– Отличительной особенностью параллельных миров является то, что свет и материальные тела не могут проникать из одного в другой. Они поэтому и называются «параллельными», что никогда не пересекаются. Именно из-за теоретически доказанной невозможности проникновения в другие независимые Вселенные, мы в своё время и отказались от глубокого изучения данного вопроса. А вам, выходит, удалось это? Вы нашли способ преодолеть барьер между параллельными мирами?
– Вам это кажется невероятным?
– По-правде говоря, да. Видите ли, мы тщательно изучили вашу одежду, обувь, оружие и приборы, которые были при вас.
– И что?
– Наши эксперты пришли к выводу, что цивилизация землян сильно уступает нам по уровню развития. Одежда и обувь из металлосинтетических волокон, силиконовая электроника – у нас было нечто подобное, но очень давно. Дагьен решил, что вы прибыли из космоса. Он считает, что вашим учёным удалось построить корабль, искривляющий Пространство, потому, что только так можно совершить сверхдальний космический перелёт. Но если дело обстоит по-другому… Вам нужно обязательно встретиться с Дагьеном.

Прочитайте также  ЗА ГРАНЬЮ МИРА. ЧАСТЬ 8.
Часть 3

В нашем Telegram‑канале вы найдёте новости о непознанном, НЛО, мистике, научных открытиях, неизвестных исторических фактах. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.
Поделитесь в вашей соцсети👇

Добавить комментарий



ДРУГИЕ НОВОСТИ